>
>
Апокалипсис любви

Апокалипсис любви

22.07.2005
3

Главный балетмейстер Красноярского театра оперы и балета Сергей Бобров не стал подогревать показ своей новой постановки масштабной рекламной акцией. Как это было год назад перед премьерой «Баядерки» – помните шум вокруг «сакральной проститутки»? Балет «Ромео и Джульетта» вызвал ажиотаж задолго до премьеры.

Впервые балет «Ромео и Джульетта» на музыку Сергея Прокофьева был поставлен в 1940 году в Ленинграде в театре оперы и балета им. Кирова балетмейстером Л. Лавровским. В партии Джульетты блистали прекрасные балерины, но поистине звездной она стала для знаменитой Галины Улановой, которая была признана лучшей исполнительницей партии Джульетты в постановке Большого театра 1946 года. В Красноярске это балет прежде ставился два раза: в 1982 г. (балетмейстер Б.Танин) и в 1986 г. (балетмейстер В.Федянин).



Сергей Бобров признавался, что «Ромео и Джульетта» для него как вызов самому себе. Испытание на прочность: на что он способен как хореограф? У Боброва есть постановки, сделанные за пару месяцев. Но шекспировская история не из их числа: эту работу он задумал еще четыре года назад. И очень тщательно к ней готовился.

Чем же вызвано столь пристальное внимание? Отсутствием эталонов: Бобров не скрывает, что ни одна версия этого балета не вызывает у него восторга. Во многом из-за их чрезмерной продолжительности: «Ромео и Джульетта» традиционно строится на трех актах. Но только не у Сергея Боброва – по его мнению, это слишком много для современного зрителя. Данный принцип балетмейстер успешно опробовал на своих последних постановках – все они состоят из двух актов. В «Ромео и Джульетте» он повторил свой подход. И не ошибся.

Несмотря на купюры, в красноярской версии сохранились все хиты Прокофьева. История любви и трагедии двух влюбленных из Вероны развивается динамично, захватывает и держит в напряжении весь спектакль. Классическая хореография гармонично сочетается с элементами современного танца – мотивы брейка в исполнении некоторых артистов только дополняют карнавальность отдельных сцен. От Джульетты в исполнении балерины Большого театра Анны Ребецкой невозможно было оторвать глаз (именно она танцевала премьеру)! А вот Ромео (Андрей Асиньяров) несколько уступал своего другу – насмешнику Меркуцио (народный артист Башкортостана Аркадий Зинов). Именно Меркуцио вносит веселую чехарду в происходящее, закручивает бесконечные розыгрыши. За что и поплатится – оскорбленный Тибальд (Демид Зыков) не прощает насмешек…



Кстати, линия Тибальда – единственное, что вызывает некоторое недоумение. По сюжету балета он вовсю ухлестывает за своей тетушкой, синьорой Капулетти – у Шекспира такой поворот событий что-то не припоминается. В балете Боброва он, напротив, подчеркнут: Меркуцио вовсю глумится над любовниками, разыгрывая сценку о рогоносце. Но, впрочем, эта фантазия нисколько не выбивается из общей атмосферы постановки.

Зыков, на мой взгляд, несколько тяжеловат для балета, но в роли Тибальда он как нельзя более достоверен – настоящий самец, яростный, одинаково неукротимый в своей любви и ненависти. А вот Зинова очень хотелось бы увидеть в роли Ромео – интересно, сможет ли артист и в этом образе остаться в центре внимания?..

Второе действие постановщик сделал подчеркнуто трагичным – отовсюду веет смертью, она затягивает несчастных влюбленных в безнадежный омут. Маски смерти присутствуют и в первом акте, но там герои только заигрывают с ней. Во втором смерть не скрывает свой страшный оскал… На первый взгляд, это может показаться несколько излишним. Но ощущается, что такое усиление продиктовано самой музыкой Прокофьева – она не предполагает сентиментальности.



Сергей Бобров обещал немало интересных задумок не только в хореографии, но и в других элементах постановки – и сдержал свое обещание. Сценография и костюмы его постоянного напарника Дмитрия Чербаджи вновь покорили публику – оформление радует глаз не меньше, чем сами артисты. Очень любопытна, по-настоящему театральна работа художника по гриму Ирины Тарфеевой – такого грима на красноярской сцене вы прежде не видели. Единственное, что изрядно испортило впечатление – игра оркестра. Даже человеку с отсутствием большого музыкального опыта нестройное звучание скрипок откровенно резало слух. А что уж говорить о профессионалах… Хотелось бы надеяться, что это всего лишь премьерные несостыковки.

Следующей зимой второй тест на прочность «Ромео и Джульетту» ждет на родине Шекспира – англичане без предварительного просмотра пригласили этот балет на гастроли.

Елена Коновалова

Рекомендуем почитать